44_Учитель музыки № 1 2019

Jun 24, 2019 | Publisher: kabalevsky | Category: Other |   | Views: 24 | Likes: 1

Первые месяцы этого года оказались богатыми на конфе- ренции и концерты, посвященные 115-летию со дня рождения Дмитрия Борисовича Кабалевского. Но самым неожиданным оказался концерт, прошедший в феврале в городе Гейдельберг, Германия. Вы можете зайти на официальный сайт Kabalevsky.ru и послушать небольшие отрывки из исполнявшихся произведе- ний. При этом поражает то, что в оркестре играют только люби- тели и репетируют они не чаще одного раза в неделю! В номере — культурологические, искусствоведческие и пе- дагогические исследования, которые характеризуют проблемы влияния культуры и искусства на состояние индивидуального и общественного сознания сегодня и в прошлые исторические эпо- хи, раскрывают особенности инновационных образовательных технологий и обращают наше внимание на педагогические дости- жения недавнего прошлого, составляющие культурное достояние нашей страны. С огромной горечью написал нам сибирский педагог-музы- кант о формальном, некомпетентном подходе городских властей Тобольска к решению проблемы оптимизации образовательных учреждений, нивелирующем все замечательные достижения кол- леджа искусств и культуры имени А. А. Алябьева c 70-летней историей своего развития. Надеемся, наш журнал прочитают те, от кого зависят позитивные изменения такого положения вещей. Читатели также смогут познакомиться в журнале с некото- рыми датами и событиями прошедших трех месяцев и с удоволь- ствием поиграть редко исполняемую но замечательную пьесу Франсиса Пуленка. Приятного и полезного времяпровождения за чтением журнала! С ЛОВО Р Е ДАКТОРА Дорогие читатели! Всегда ваша, главный редактор журнала «Учитель музыки», президент Некоммерческого фонда Д. Б. Кабалевского по содействию развития общего и профессионального музыкального образования, музыкальной культуры, искусства и исполнительства учредителЬ Федеральное государствен- ное бюджетное научное уч- реждение «институт худо- жественного образования и культурологии российской академии образования» редакционный совет е. м. акишина директор Федерального государ- ственного бюджетного научного учреждения «Институт художе- ственного образования и куль- турологии Российской академии образования», кандидат искус- ствоведения л. л. алексеева заместитель директора Федераль- ного государственного бюджетно- го научного учреждения «Инсти- тут художественного образования и культурологии Российской ака- демии образования», доктор педа- гогических наук дэвид Форрест доктор философии, профессор RMIT University (Австралия) г. м. Цыпин доктор педагогических наук, профессор л. в. школяр доктор педагогических наук, профессор, академик РАО в. Ф. Щербаков пианист, композитор, доцент Государственного музыкально- педагогического института им. М. М. Ипполитова-Иванова редакциЯ м. д. кабалевская главный редактор в. о. усачёва редактор в. м. чигарина музыкальный редактор а. п. граковская дизайн обложки о. д. кабалевский, т. м. манукина компьютерная верстка 1 Слово редактора еЩе раЗ о ГлавноМ 4 М. д. кабалевСкая Что будут вспоминать наши внуки и правнуки? ПедаГоГические и искусствоведческие исследованиЯ 6 С. в. быков Значение культуры и современного искусства в регуляции общественного сознания 12 е. С. Медкова Стуктурно-типологический подход с позиций эпохального хронотопа к интерпретации музы- ки нового времени. Барокко (продолжение) 18 е. Н. Пирязева Современная музыка на уроках искусства: концерты Андрея Эшпая 25 о. в. Гальчук Музыка и урок литературы в школе: взаимодействие искусств и интеграция 29 в. Н. Нилов Всемирная таблица хореографии и ее значение в непрерывном хореографическом образовании иЗ оПыта Методической работы 36 в. в. базарНова Гармония, теория аффектов, темперация: теория музыки (продолжение) 48 Г. е. иваНова Специфика работы со струнными инструмента- ми в классе камерного ансамбля в вузе 50 Н. в. Севрюкова Освоение детьми текстов и образов народной культуры: проект «Чудо-сундучок.ру» 55 Г. Г. башкатов Хоровой конкурс и комплексный подход в музыкальном развитии учащихся в общеобразовательном учебном заведении «учитель музыки» 2019 | № 1 (44) Научно-публицистический журнал Выходит 4 раза в год 60 р. е. лоГвиНова Портрет молодого педагога «Орловской детской школы искусств имени Д. Б. Кабалевского» у истоков 67 е. а. ПаНьшиНа Актуальность музыкального и педагогического наследия Д. Б. Кабалевского наМ Пишут 70 Н. Н. шадриН В Тобольске остановилось «Дыхание музыки» даты и событиЯ 72 К юбилею Д. Б. Кабалевского 78 Календоскоп нотнаЯ библиотека 63 Ф. ПулеНк Импровизация Требования к присылаемым маТериалам для публикации: Статья присылается одним файлом (.doc, .docx). Кроме основного текста файл должен содержать следующее: • ФИО автора/авторов (полностью); • сведения об авторе/авторах (ученая степень, звание — если имеются, должность, место и город работы, теле- фон, e-mail); • название статьи; • аннотация (4–8 строк); • ключевые слова (5–10 слов); • иллюстративный материал (по желанию). Выходные сведения, переведенные на английский язык, приветствуются, но необязательны. Иллюстративный материал (при наличии в статье) должен быть прислан отдельным файлом/файлами (.jpg, .tiff, .pdf) с разрешением не менее 300 dpi. Надеемся на понимание! С уважением, редакция журнала «Учитель музыки». «Teacher of music» 2019 | № 1 (44) Scientific-publicistic magazine Published 4 times a year 1 Word of the editor ONCE AGAIN ABOUT THE ESSENTIALS 4 M. d. KabalevsKaya What will our grandchildren and great- grandchildren remember? PEdAGOGICAL ANd ArT CrITICISm rESEArCH 6 s. v. byKov Role of culture and contemporary art in a social realization regulation 12 e. s. MedKova Structural-typological approach to the now-days music interpretation from the epoque chronotope positions. Baroque (continuation) 18 e. N. Piryazeva Contemporary music at the art lesson: concerts of Andrey Eshpai 25 o. v. GalchuK Music and literature lesson in school: interaction of arts ant integration 29 v. N. Nilov The World table of choreography and its importance for non-stop choreographic education frOm THE ExPErIENCE Of mETHOdICAL wOrk 36 v. v. bazarNova Harmony, affect the theory, temperation: music theory (continuation) 48 G. e. ivaNova Specificity of studying with stringed instruments in chamber ensemble class in high institution 50 N. v. sevryuKova The mastering by children texts and images of folk culture: the project «Miracle-chest.ru» 55 G. G. bashKatov Choir competition and joined approach in the musical development of general schools students 60 r. e. loGviNova The portrait of a young teacher of «Children art school of Orel town named after D. B. Kabalevsky» AT THE SOUrCES 67 e. a. PaNshiNa Kabalevsky musical and pedagogical heritage actuality PEOPLE wrITE TO US 70 N. N. shadriN In Tobolsk the «breath of music» stopped dATES ANd EVENTS 72 To the jubilee of D. B. Kabalevsky 78 Calendoscope mUSICAL LIBrArY 63 f. PouleNc Improvisation 4 У ч и т е л ь м у з ы к и 2 0 1 9 | № 1 ( 4 4 ) ЕЩЕ РАЗ О ГЛАВНОМ что будут всПоМинатЬ наши внуки и Правнуки?1 wHAT wILL OUr GrANdCHILdrEN ANd GrEAT-GrANdCHILdrEN rEmEmBEr? кабалевская мария дмитриевна KabalevsKaya Maria DMitrievna главный редактор журнала «Учитель музыки», президент некоммерческого Фонда им Д. Б. Кабалевского (Москва) chief editor of magazine «Teacher of music», the president of the non-profit Foundation named after D. B. Kabalevsky (Moscow) аннотация. В статье рассматриваются возможности влияния на творческую деятельность учащихся музыки и других видов искусств (литературы, театра, изобразительного искусств) в процессе их взаимодействия в рамках школьного урока литерату- ры как уникального образовательного пространства. Annotation. The article examines possibilities of influence of music and other types of art (such as literature, theatre, fine art) to the creative activity of schoolchildren in the process of their interaction within the frames of a school lesson as a unique educational space. 1 Из выступления «Роль образования в формировании ребенка как будущего члена общества» на научно-практической конференции «Взаимодействие учреждений культуры и образования в музыкальном развитии детей» в Новосибирске, по- священной 115-летию Д. Б. Кабалевского. © Кабалевская М. Д., 2019 последние годы все активнее и на са- мых различных государственных уров- нях обсуждается проблема роста агрес- сивности в обществе. Уровень агрессивности рас- тет темпами, вызывающими серьезную озабочен- ность. И речь идет не только и не столько о росте агрессивности в пределах отдельного государства, а о росте агрессивности отдельно взятых людей, что в своем крайнем проявлении может принимать формы террора одиночек. Проблема не нова. Но если раньше террори- сты-одиночки выходили в основном из среды ли- беральной интеллигенции или разночинцев (кон- кретные примеры, думается, приводить не надо), то в наше время с ними столкнулись практически развитые страны и все слои населения. И что, пожалуй, настораживает более всего,— так это возраст тех, кто готов убивать. Как показывает жизнь, четкой корреляции с уровнем жизни или ее благополучием и даже с религией нет, хотя ко- 5 У ч и т е л ь м у з ы к и 2 0 1 9 | № 1 ( 4 4 ) еще раз о главном нечно, отчаянию и депрессии больше подвергают- ся люди, не получившие хорошего образования и не нашедшие достойной работы. Более того, раз- витие сети Интернет и социальных сетей привело к тому, что все больше именно молодых людей и даже старших школьников готовы на отчаянный поступок. Это именно тот случай, когда, как писал Дмитрий Кабалевский, великое благо преврати- лось в великое зло. Разумеется, мировое сообщество предприни- мает отчаянные меры по предотвращению актов насилия и террористических актов. Именно по их предотвращению, ибо бессмысленно только из раза в раз анализировать допущенные ошибки и не применять результаты этих анализов для со- хранения жизней в будущем. Но как это можно сделать? Совершенно оче- видно, что разработка методов предупреждения ужасных трагедий, совершаемых в одиночку, тре- бует дополняющих друг друга усилий многих спе- циалистов. Ведь ни один человек не может жить в полной изоляции от окружающих, даже самые скрытные хотя бы изредка, но общаются с сосе- дями, ходят в магазины. А подростки учатся и об- щаются в социальных сетях. И вот мы подходим к вопросу о том, какую роль в формировании лич- ности подростка играет получаемое им образова- ние? Уже мало кто отрицает, что образовательная школа советского времени была единой, целостной системой, нацеленной на воспитание в ребенке и подростке человеческого. Иными словами, на при- витие ему таких понятий, как честность, порядоч- ность, стремление помогать,— да что там гово- рить, проще вспомнить известные заповеди. От этики христианства по сути своей мало отличалась и идеология тогдашнего нашего государства. Про- сто она по-другому называлась! Вот посмотри- те — в Евангелии от Иоанна сказано «Нет боль- ше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». И сравните с лозунгом — «Сам погибай, а товарища выручай». И прививались та- кие понятия именно в школе. Разумеется, что чем ниже культурный и образовательный уровень мо- лодежи, тем проще ею управлять, и поэтому имен- но школе принадлежит главная роль в противо- стоянии той бездуховности, которая насаждается в обществе. Не надо забывать, что любое зло имеет за собой целый шлейф последствий, затрагиваю- щих многих людей,— от родственников самого «одиночки» до семей тех, кто пострадал от его руки. И здесь — не быть равнодушными, а обще- ство — причем не только наше! — равнодушием больно и больно глубоко и серьезно. В борьбу за молодежь должны быть вовлечены представите- ли не только таких профессий как аналитики, со- трудники специальных лабораторий, разработчики нейросетей и специфических алгоритмов, но и пе- дагоги и подростковые психологи. Стройная и логичная от начала до конца си- стема образования в Советском Союзе отлича- лась в первую очередь тем, что давала детям и подросткам широкое фундаментальное образова- ние, погружая их тем самым во все многообразие и красоту окружающего их мира. В полной мере это относится к музыке, которая еще и учила меж- национальному общению, пониманию, взаимному уважению и толерантности. Редко в какой обра- зованной семье ребенок хотя бы несколько лет не учился музыке. И именно это образование давало молодежи возможности поиска вариантов выхода из сложной жизненной ситуации, среди которых лишение жизни себя, своих одноклассников или совсем незнакомых людей стояло далеко не на первом месте. Что же мы предлагаем детям сейчас? Интер- нет и гаджеты, странный юмор, который в общем и не юмор вовсе, фактически узаконенную ненор- мативную лексику. А я вот до сих пор помню, как бабушка пела мне «Cпи, младенец мой прекрас- ный, баюшки-баю, Тихо светит месяц ясный в ко- лыбель твою». И я помню не только ее голос, но даже ее позу и выражение лица. Это и есть связь поколений, лежащая в основе любого общества. А что будут вспоминать со временем наши внуки и правнуки?.. 6 У ч и т е л ь м у з ы к и 2 0 1 9 | № 1 ( 4 4 ) П еда го гические и и ск Усст воведческие и сследования Значение кулЬтуры и совреМенноГо искусства в реГулЯции обЩественноГо соЗнаниЯ rOLE Of CULTUrE ANd CONTEmPOrArY ArT IN A SOCIAL rEALIzATION rEGULATION быков сергей владимирович byKov sergey vlaDiMirovich доктор психологических наук, профессор «Самарской гуманитарной академии», филиал в г. Тольятти, академик РАЕ doctor of psychology, professor of «Samara humanitarian academy», branch in Tolyatti, academician of the Russian Academy of natural Sciences ключевые слова: городская среда, социальная психология искусства, культура, социальная терапия, ответственность худож- ника, город Тольятти. keywords: town environment, social psychology of art, culture, social therapy, artist’s responsibility, town of Toliatty. аннотация. В статье обсуждаются проблемы влияния культуры и искусства на состояние индивидуального и общественного сознания. На примере дисгармоний в городской среде г. Тольятти показано, что разрыв преемственности диалога культур, приводит к негативным социально-психологическим изменениям в сознании и поведении населения. В новых моделях разви- тия города необходимо учитывать нематериальные стороны человеческой жизнедеятельности. Искусство сегодня выступает одним из значимых факторов развития современного города. В урбанистическом, насыщенном техникой мире, возрастает терапийная, рекреационная роль культуры и искусства. В ответственности художника усиливается коммуникативная функция организации взаимодействия искусства и зрителя. Annotation. The article deals with problems of influence of culture and art on the individual and common realization. On the example of disharmonies of the town of Toliatty author shows that gap in cultural dialogue leads to negative social and psychological changes in realization and behaviour of population. © Быков С. В., 2019 огда речь идет о состоянии обществен- ных процессов, непосредственно свя- занных с предметом нашего исследова- ния, важен угол зрения, методологический подход в вопросах структуры и изменчивости массового сознания в социуме. Поэтому, основной научной парадигмой для нас выступает теория познания, онтологический взгляд, который адекватно может быть применен для изучения культурных, в том числе, художественных феноменов. Необходимо заметить, что большое значение для рассматривае- мого вопроса имеет методологический тезис о соот- ношении «парадигмы соответствия» и «парадигмы изменения». На фоне общего требования учета со- циального контекста в социально-психологических исследованиях, одной из наиболее существенных 7 У ч и т е л ь м у з ы к и 2 0 1 9 | № 1 ( 4 4 ) П еда го гические и и ск Усст воведческие и сследования характеристик этой новой ориентации, является принятие идеи социальных изменений как одной из центральных в методологии. Изменение вклю- чает в себя и онтогенетический феномен: старе- ние человека изменяет его реакции на социальное окружение. Необходимость видения культурного контекста представлена у Л. С. Выготского в идее социальной ситуации развития, в признании ге- нетической обусловленности высших психических функций социальными отношениями [10]. Замечательный человек и выдающийся фило- соф Мераб Мамардашвили, очень точно сформу- лировал основное противоречие разворачивания культурного кода нашего времени. Во «Введении в философию» ученый так представил эту проблему, говоря, что: «…постулаты общения, социальной и нравственной жизни», благодаря которым «вы- ражаются исторические судьбы культур, в нашей стране, разрушились» [15, с. 122]. По его мнению, «распалась связь времен», «связь метафизическая, та, которую имел в виду Гамлет и которая держит преемственность, традицию и здоровье народа» [15, с. 122]. Эта шекспировская фраза принца дат- ского в переводе М. Лозинского (1933), звучит по-иному, чем у Б. Пастернака, но, не менее про- ницательно и актуально для нашего времени [Цит. по: 23, с. 54]: Век расшатался — и скверней всего, Что я рожден восстановить его! — Ну что ж, идемте вместе. Звучит очень современно. Принц Гамлет симу- лирует сумасшествие, пытаясь «переиграть» своих врагов, сталкиваясь с проблемой отчуждения чело- века от общества. Вневременная тема «инакомыс- лия как помешательства» в культуре и человече- ском существовании, во множестве вариаций будет развита в современной западной философской, психологической и художественной литературе [5; 17; 18; 19; 24]. Несмотря на любые инновации, человечеству, чтобы самовоспроизводиться и само- регулироваться, необходимо сохранять связи меж- ду поколениями. Человек ощущает нестабильность окружающего мира, уменьшается его оптимизм и желание смотреть вперед, он испытывает культу- рологический «шок будущего» [22]. В полной мере глобальные вызовы имеют отношение и к совре- менной России. Эмигранты-литературоведы Петр Вайль и Александр Генис, исследуя по литературным ис- точникам советскую «оттепель» 60-х годов, метко показали приметы интернационального духа той эпохи. «Французская живопись, итальянское кино, американская проза — все это насыщало совет- скую культуру новыми формами, заново открывало истинный реализм, который был так чужд теокра- тическому соцреализму сталинского общества», констатируют авторы, и далее «…очнувшись, культура эта свернула в сторону. Выяснилось, что в веселой атмосфере праздника забыли про нацио- нальные корни. Если партийность еще можно было обвести вокруг пальца, то народность — никогда. Новая жизнь должна была стать разнообразной, веселой, духовной и честной» [9, с. 64]. Авторы цитируют статью А. Нуйкина, где публицист тех лет радостно восклицал: «У нас в стране сейчас такая праздничная обстановка. Как можно позво- лить себе жить серо, скучно или быть несчастным? Общество потребует от каждого, чтобы он жил с наслаждением, с азартом, чтобы страсти кипели и мышцы играли» [Цит. по: 9, с. 64–65]. Народ воспринимал эти призывы буквально, тем тяжелее в духовном плане были культурные искания «за- стойных» 70-80-х годов. Как результат амбивалентности в восприятии культуры, в современном искусстве локус контроля художественной деятельности смещается от обще- ственных форм, к частной жизни — кругу обще- ния, профессиональным и дружеским отношениям [2; 12; 20]. Как писал С. С. Аверинцев, «ради какого че- ловеческого смысла существует весь этот дорого- стоящий аппарат и персонал культуры — библи- отеки, музеи, учебные заведения, включая людей, которых называют гуманитариями..? Где кончается служение смыслу гуманитарной культуры и начи- нается предательство этого смысла?» [1, с. 4]. Попытаемся и мы в наше время, поразмышлять над этими вопросами. Они служат основой для раздумий над тем, как развивается культура и ис- кусство в связи с новым «антропологическим типом художника» [19, с. 7], преобладающим в совре- менном культурно-художественном пространстве [2; 12; 13; 14; 20; 21]. Говоря научным языком, каковы причины и по- следствия выхода для человека из культурно-исто- рической «турбулентности» нашей эпохи? По определению философа В. В. Налимова, «основной задачей культуры является социальная терапия. Психика человека неустойчива и нужда- ется в постоянном терапевтическом воздействии, которое осуществляется путем привносимого куль- турой раскрытия новых аспектов реальности мира, 8 У ч и т е л ь м у з ы к и 2 0 1 9 | № 1 ( 4 4 ) П еда го гические и и ск Усст воведческие и сследования порождающих новые смыслы, новые ценностные представления. Обновленная устремленность сти- мулирует приток энергии — преодоление скуки, всегда гибельной для культуры, ведущей к соци- альной апатии. Потребности человека порождают- ся не самой его биологической природой, а взаи- модействием с культурой» [16, с. 135]. Именно в результате этого «диалога», по Бахтину, и созда- ется среда обитания человека в широком понима- нии этого слова [4]. «Но культура может начать стареть. Тогда, порожденные ею потребности, те- ряют свое терапевтическое действие, и возникает удручающая скука» [16, с. 136],— продолжает автор. Находясь на научном семинаре в Германии в 2010 году, я имел возможность некоторое вре- мя наблюдать обыденную жизнь жителей и гостей города Кельна. В кассе стандартного супермар- кета стояли люди, с «иголочки одетые», с сонны- ми, неподвижными, скучными лицами. Каждый второй посетитель покупал крепкие спиртные на- питки (виски). Вечером люди сидели большими компаниями в ресторанах. На центральной улице Кельна — 300 баров и пивных. Каждый вечер все рестораны заполнены. Чувствовалась атмос- фера «сброса» отрицательной энергии, впрочем, не без карнавального начала. Парадоксально, но, «комфортность жизни — главное общедоступное проявление нашей культуры,— так бросающееся в глаза на Западе, начинает терять свое терапевти- ческое воздействие. Потребность в ее дальнейшем наращивании больше не порождает достаточных энергетических импульсов. Технизация всех про- явлений культуры, закрыла от нашего восприятия те аспекты бытия, которые доступны были челове- ку в культурах прошлого. Наблюдаемые сейчас не- гативные явления объясняются не тем, что человек не удовлетворяет свои потребности, а тем, что сами эти потребности перестают удовлетворять челове- ка», продолжает В. В. Налимов [16, с. 136]. По- корение человека техникой, неограниченная техно- логизация человека и мира, делает современного человека «функционером технологии» — человек «исчезает» в прямом и переносном смысле. Немец- кий философ М. Хайдеггер говорит о наступлении «технической пустыни». «Современный человек не подготовлен к тому, чтобы понимать себя. Он по- терял своих духовных наставников: философы по- давлены логицизмом (доминирующей парадигмой века); писатели не готовы предложить образ героя наших дней (создать адекватный миф); официаль- ное духовенство сковано догмами и не воспринима- ет запросы современного человека. Рациональный и иррациональный уровни Бытия оказались рассо- гласованными» [16, с. 136]. Вопросов множество, ответов единицы. Наиболее цитируемый из авто- ров 19–20 столетия К. Маркс в первую очередь говорил именно о знании как о движущей силе жизни, как о новом горизонте развития общества, и только во-вторую — о прибавочной стоимости, получаемой капиталом, как об основании и меха- низме, породившем социальные революции. Удовлетворение мы можем найти только в свободном творчестве, расширяющем горизонты реальности. Об этом убедительно пишет Э. Тоф- флер в книге «Третья волна», исследуя молодежь мира как носителей утверждения новых технологий в сфере общения и культуры [22]. Современный дизайн и искусство выступают той силой, которая способна противостоять обезличиванию человече- ского отношения к себе и миру. Каков же сложный терапевтический механизм функционирования и воспроизводства культуры и искусства как наиболее мощных средств регуля- ции общественного сознания? Анализ современной культурологической литературы показывает, что искусство может стать и становится современной религией [2; 12; 13; 14; 17; 20; 21; 22;]. Опреде- ляя свою теорию — «искусство как познание» — всемирно известный психолог Лев Выготский так характеризовал главный круг ее задач: «Основным взглядом этой теории является аналогия между деятельностью и развитием языка и искусством» [10, с. 39]. Ученый предлагал целый ряд ориги- нальных понятий в русле психологической про- блемы искусства: «эстетика сверху» и «эстетика снизу», социальная и индивидуальная психология искусства, субъективная и объективная психология искусства. Возможности теории Л. С. Выготского для анализа искусства и в наши дни, далеко не ис- черпаны. Проблема сохранения и обеспечения культурно- го развития остро стоит для моногородов, поселе- ний с высоким экономическим и демографическим потенциалом. Таких поселений, оставшихся без на- логовых выплат в казну города от градообразую- щих предприятий, в России множество. Каковы фундаментальные истоки этого соци- ально-культурного кризиса в условиях узко-про- ектного, технократического подхода к планирова- нию и социальному развитию городов? Для уникального по своему замыслу Тольятти, актуальна проблема перезагрузки идеи возрож- дения города, смыслов и пределов его развития. Востребованный в советское время как город, об- 9 У ч и т е л ь м у з ы к и 2 0 1 9 | № 1 ( 4 4 ) П еда го гические и и ск Усст воведческие и сследования ладающий дефицитным товаром — автомобилем, в условиях капитализма, во многом, утерял свои кон- курентные преимущества. Город прошел в своем развитии определенные фазы развития. Образно говоря, сегодняшнее существование города — это стадия стагнации «среднего возраста» в жизнен- ном цикле развития социо-культурных систем. На- селение города существенно расслоилось на прак- тически не пересекающиеся группы. Группы ва- зовских рабочих, инженерно-техническая когорта, студенчество, пенсионеры, гастарбайтеры, управ- ленцы различного уровня и города, и АвтоВаза, бывшие руководители, которые живут не здесь, но родственники и другие связи остались. АвтоВаз, не заинтересованный в поддержке развития му- ниципалитета и города, уплачивает налоги завода в Санкт-Петербурге. Социальная ответственность бизнеса, работающего на территории, не задей- ствована. Нет правовых механизмов и психоло- гических интенций у бизнеса вкладывать деньги в город, в котором они зарабатывают, но не жи- вут. Встает проблема переформатирования смыс- лов городского существования как территории [7]. Хотелось бы видеть более инициативное управле- ние на уровне муниципалитета. Чтобы население в 700 тысяч и более и дальше развивалось, необ- ходима новая программа (проекты) всероссийско- го, мирового уровня. В Тольятти есть образцы высокохудожествен- ных произведений-скульптур, которые стали ви- зитной карточкой города. Это, например, серия скульптур «Из истории транспорта» (1978), вы- полненная художником А. Васнецовым и мозаика кинотеатра «Сатурн». «Воздушный шар, паровоз и пароход явились стержневой основой композиции бульвара, в сочетании с зеленью деревьев и пар- тера они образуют сложную ажурную пластику. Монументально-декоративные скульптуры такого типа обладают большими возможностями органи- зации пространства в условиях современной урба- нистической среды. При всей простоте идея Вас- нецова настолько остроумна и уместна, что при- шлась по вкусу многотысячному городскому зрите- лю, взрослым и детям» [3, с. 144]. Обратим ретроспективный взгляд на город То- льятти 70-х годов прошлого века. В облике Ав- тограда слились воедино последние достижения архитектурной и дизайнерской мысли, научный и инженерный расчет, фантазия художника, при- выкшего строить на века, и темп — бурный темп двадцатого века. Город не только красив — он удобен. Автоград сформирован из отдельных жи- лых микрорайонов, в каждом из которых есть все, что нужно человеку в повседневной жизни: тор- говые центры, школы, детские учреждения, апте- ки. Автозаводский район Тольятти не знает про- мышленного шума, его воздух чист, потому что в пределах жилого массива нет и не будет ни одного промышленного предприятия. Они вынесены в от- дельную коммунальную зону. Уже к 2000-м годам негативная экологиче- ская обстановка в городе стала запредельной. В 2018 году в Тольятти уровень онкологических за- болеваний отмечен на 20% выше, чем в среднем по всей России. В городе закрыты почти все вузы. Наблюдается устойчиво возрастающая наркотиза- ция и распространение СПИДа у молодежи. На все население города приходится только пять не- больших театров. Город разъединен на три, далеко отстоящих друг от друга, жилых районов. Этому городу рабочих и инженеров, молодых предприни- мателей и интеллектуалов, поэтов и спортсменов, как свежий ветер требуется культурное и социаль- но-психологическое оздоровление. Знаток соци- альных неврозов Эрих Фромм, в книге «Здоровое общество», предвидел и доказательно объяснил причину-следствие нарастания психологических дисгармоний в обществе. Он писал, что: «Наибо- лее мощные силы, определяющие поведение чело- века, берут начало в условиях его существования, в самом положении человека» [18, с. 296]. Во все времена архитекторы, художники, ди- зайнеры работали над темой гармонизации город- ской среды, особенно заботясь, об облике совре- менного города. Произведения архитектуры, живо- писи и скульптуры влияют на сознание людей, на- кладывая своеобразный отпечаток на его жителей, формируя их эстетический вкус и нравственный характер. Социальные сдвиги и культурные про- цессы опосредованно через городскую среду отра- жают человеческие отношения. Создаются новые связи между предметно-пространственным окру- жением и человеком. Благодаря искусству, про- странство как художественный материал, вбирает в себя человеческую жизнедеятельность, обретает яркое эмоциональное содержание. Архитектурная среда активно работает с пространством рельефа. Архитектура пространств особенно показатель- на во взаимодействии со скульптурой. Вид среды создает неповторимый художественный образ го- рода. Творческие усилия современного художника направляются не только, на отдельные здания или площади, а на город во всей его многомерности. Искусство сегодня выступает одним из организа- 10 У ч и т е л ь м у з ы к и 2 0 1 9 | № 1 ( 4 4 ) П еда го гические и и ск Усст воведческие и сследования торов и режиссеров драматургии современного го- рода. Ведущий «персонаж» здесь — пространство, оно играет роль самостоятельного композиционно- го средства. Наше время со всей убедительностью показало, что в урбанистическом, насыщенном тех- никой мире, роль искусства не уменьшается, а воз- растает. Искусство выступает той силой, которая способна противостоять техницизму и стандарту. Автор теории «дрейфа», французский писатель Ги-Эрнест Дебор, сфокусировал свое внимание на игровой стороне современного урбанизма. Анали- зируя проблемы архитектурной организации круп- ных городов, он приходит к пониманию того, что чувства и эмоции горожан тесно связаны с поло- жительным восприятием комфортности среды. Но- вая наука о среде города названа им «психогеогра- фией» и определяется как метод «экологического анализа абсолютных и относительных разрывов в городской ткани, зон микроклимата, элементарных единств города, не совпадающих с его администра- тивными подразделениями» [13, с. 21]. И дальше, автор отмечает: «то, что называется культурой, отражает, но и предвосхищает возможности орга- низации жизни, имеющиеся в данном обществе» [13, с. 51]. Очевидно, что гармонизация городской среды есть один из действенных путей культурной терапии человека и общественного сознания. Символично, что 2019 год объявлен в стране годом театра. Роль театра в нравственном и эсте- тическом воспитании нескольких поколений совет- ских и российских людей, непреложна. Не так дав- но, известный режиссер и художественный руково- дитель Российского Академического Молодежно- го Театра (РАМТ) Алексей Бородин, выпустил свою книгу — «На берегах утопий. Разговоры о театре». Низкий поклон за умную, прочувствован- ную книгу о театре, судьбе художника, о развитии театра как исторически и ментально важного эле- мента российского сознания. Театр по-прежнему в чести у публики в столицах и в провинции, на периферии — от Владивостока до Калининграда. Время и театр, вслед за ним, также изменчивы, как и зритель, приходящий или не приходящий в чер- тоги Мельпомены. Приятно, что мои мысли о теа- тре во многом совпадают с мнением театрального мэтра. Для театров из глубинки России свой театр «никогда не заменит того, что называется наш те- атр» [6, с. 69]. Бородин убедительно показывает, что: «театр не может существовать, замкнувшись в себе, нашему художественному волеизъявлению необходима обратная связь. Для этого оно должно быть содержательным, не унижающим человека». И далее: «надо жить эту жизнь и реагировать на то, что происходит с миром, страной, городом» [6, с. 275]. Особенно ценны слова режиссера о том воздействии, которое оказывает театр на зри- теля. «Театр должен быть открыт всем, я за демо- кратический театр, но свой зритель нужен обяза- тельно, и есть ответственность перед ним. …Что- бы спектакль был направлен лично на каждого, а в зале формировалась новая общность», заключает автор [6, с. 169]. Бородин с особенной теплотой вспоминает свою работу с британским драматур- гом Томом Стоппардом, написавшим «сильную» пьесу «Берег утопии» о развитии русской полити- ческой мысли XIX века. Писатели и обществен- ные деятели России — Чаадаев, Бакунин, Тур- генев, Белинский, Герцен, Огарев, Чернышевский и другие — действующие лица пьесы. По оценке режиссера, самое значительное, что получилось в результате постановки, это потрясающий эффект социально-психологического катарсиса — за- хватывающей реакции зрителей во время и после спектаклей. Театр — это мощная социальная те- рапия индивидуальной и общественной психологии людей. Интенции и потребности у детей и моло- дежи для «вхождения» в мир театральных зрелищ могут быть инициированы как практиками театра, так и теоретиками и педагогами образования и те- атрального дела с опорой на научно-методические подходы в русле культурно-исторической теории психики и сознания, развитой Л. С. Выготским и А. Р. Лурия, исследованиями диалогической при- роды сознания и теории культуры М. М. Бахтина [8]. В заключение статьи, хочу в «двух словах» вы- разить свою основную мысль. Диалог культуры не перестает длиться, а продолжается на новом вит- ке развития, и современное искусство становится его движущей силой. Гуманизация и доступность культуры и современного искусства в наше время, может внести свой весомый вклад в формирование психического, духовного и нравственного здоровья населения. список литературы: 1. Аверинцев С. С. Попытки объясниться. Беседы о культуре. — М.: Изд-во «Правда», 1988. 48 с. 2. Агамов-Тупицын В. Круг общения. — М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2013. 288 с. 3. Базазьянц С. Б. Художник, пространство, сре- да. — М.: Советский художник, 1983. 240 с. 11 У ч и т е л ь м у з ы к и 2 0 1 9 | № 1 ( 4 4 ) П еда го гические и и ск Усст воведческие и сследования 4. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народ- ная культура средневековья и Ренессанса. — М.: Худо- жественная литература, 1990. 545 с. 5. Бодрийяр Ж. Призрак толпы / Ж. Бодрийяр, К. Ясперс. — М.: Алгоритм, 2018. 304 с. — (Философ- ский поединок). 6. Бородин А. На берегах утопий. Разговоры о теа- тре / Алексей Бородин. — Москва: Издательство АСТ: CORPUS, 2017. 312 с. 7. Быков С. В. Психология «массовой культуры» и образ города Тольятти в восприятии его горожан / С. В. Быков // Слагаемые качества современного гума- нитарного образования: сб. матер. XV междунар. науч.- метод. конф. Тольятти, 12-13 октября 2017 года. — Са- мара: Самар. гуманит. акад., 2018. С. 6-15. 8. Быков С. В. Средневековая площадь, площадное слово в концепции «смеховой культуры» М. Бахтина и со- временный молодежный театр в пространстве городской среды / Наследие М. М. Бахтина: культура — наука — образование — творчество: Международный круглый стол, посвященный М. М. Бахтину (22 мая 2018 года, Орел). Сборник докладов и статей. //Редактор-состави- тель, переводчик — Е. А. Семенова. Москва: ФГБНУ «ИХОиК РАО», 2018. — С. 310-321. 9. Вайль П. 60-е. Мир советского человека / Петр Вайль, Александр Генис. — Москва: Издательство АСТ: CORPUS, 2018. 432 c. 10. Выготский Л. С. Психология искусства. Анализ эстетической реакции / Л. С. Выготский. — Москва: Издательство АСТ, 2018. 416 с.: ил. — (Тайны науки). 11. Гадамер Г.-Г. Актуальность прекрасного / Пер. с нем. — М.: Искусство, 1991. 367 с. 12. Гилен П. Бормотание художественного множества. Глобальное искусство, политика и постфордизм. — Мо- сква: Ад Маргинем Пресс, 2015. 288 с. 13. Дебор Г.-Э. Психогеография / Ги Дебор. — М.: Ад Маргинем Пресс, 2017. 112 с.: ил. — (Minima; 25). 14. Красная книга культуры / Сост., подгот. текста, подбор илл. и предис. В. Рабиновича. М.: Искусство, 1989. 423 с. 15. Мамардашвили М. К. Философские чтения. — СПб.: Азбука-классика, 2002. 832 с. 16. Налимов В. В. В поисках иных смыслов. 2-е изд. — СПб., М.: Центр гуманитарных инициатив, 2013. 464 с. 17. Ортега-и-Гассет Х. Дегуманизация искусства. Эстетика. Философия культуры / Х. Ортега-и-Гассет; вступ. ст. Г. М. Фриндлера; сост. В. Е. Багно. — М.: Искусство, 1991. 592 с. 18. Психоанализ и культура: Избранные труды Карен Хорни и Эриха Фромма. — М.: Юрист, 1995. 623 с. — (Лики культуры). 19. Самосознание европейской культуры XX века: Мыслители и писатели Запада о месте культуры в совре- менном обществе. — М.: Политиздат, 1991. 366 с. 20. Соломон Э. The Irony Tower. Советские художни- ки во времена гласности / пер. с англ./. М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2013. 480 с.: ил. 21. Торнтон С. Семь дней в искусстве / Сара Торн- тон; пер. с англ. А. Обрадович. — СПб.: Азбука, Азбу- ка-Аттикус, 2017. 352 с. 22. Тоффлер Э. Третья волна. — М.: ООО «Изда- тельство АСТ», 1999. 784 с. 23. Шекспир В. Гамлет, принц Датский / Пер. М. Лозинского, илл. и офор. Б. Дехтерева. — М.: Изда- тельство «Детская литература», 1966. 224 с. 24. Юнг К., Фуко М. Матрица безумия (сборник) / К. Юнг, М. Фуко. — М.: Алгоритм, 2018. 304 с. — (Философский поединок). 12 У ч и т е л ь м у з ы к и 2 0 1 9 | № 1 ( 4 4 ) П еда го гические и и ск Усст воведческие и сследования П р о д о л ж е н и е . Начало см. в журнале «Учитель музыки» № 4 за 2017 год, №№ 1–4 за 2018 год. стуктурно-тиПолоГический Подход с ПоЗиций эПохалЬноГо хронотоПа к интерПретации МуЗыки новоГо вреМени. барокко1 STrUCTUrAL-TYPOLOGICAL APPrOACH TO THE NOw-dAYS mUSIC INTErPrETATION frOm THE EPOqUE CHrONOTOPE POSITIONS. BArOqUE медкова елена стояновна MeDKova elena stoyanova кандидат педагогических наук, искусствовед, старший научный сотрудник Федерального государственного бюджетного на- учного учреждения «Институт художественного образования и культурологии Российской академии образования» (Москва) candidate of pedagogical sciences, art critic, senior researcher of The Federal State Budget Scientific Institution «Institute of Art Edu- cation and Cultural Studies of the Russian Academy of Education» (Moscow) ключевые слова: структурно-типологический анализ, хронотоп, мифологические структуры, базовые эпохальные характери- стики музыки, единая методика анализа всех видов искусства. keywords: structural-typological analysis, the chronotope, the mythological structures underlying mythic features of the music. a uni- fied method for analysis of all types of art. аннотация. Данная статья является частью большого исследования музыки как одного из видов в семье искусств с позиций базовых характеристик пространственно-временных эпохальных моделей. В статье дана характеристика особенностей музыки эпохи барокко на основе подходов структурно-типологического анализа музыкального содержания. Модели музыки предыду- щих эпох, начиная с палеолита и заканчивая эпохой Ренессанса, представлены в журнале «Учитель музыки» за 2017–2018 гг.. В статье обосновано явление параллельного сосуществования двух стилей, барокко и классицизма, в европейском искусстве XVII века. Музыка барокко представлена в свете модели движущейся трехмерности, воспринимаемой с точки зрения посто- янно перемещающегося в пространстве и времени субъекта. Annotation. This article is a part of a big research of music as one type in a family of arts from the position of basic characteristics of spatial-lime epoque models. It shows special features of baroque music on the basis of structural-typological analysis. Previous models, from the paleolit epoque and up to Renaissance epoque, have been published in previous numbers of this magazine (2017–2018). 1 Соответствующие результаты получены в рамках выполнения государственного задания Минобрнауки России (номер для публикаций: 27.8975.2017/8.9). © Медкова Е. С., 2019 13 У ч и т е л ь м у з ы к и 2 0 1 9 | № 1 ( 4 4 ) П еда го гические и и ск Усст воведческие и сследования эпоху Ренессанса изменилось представ- ление о положении человека в трехмер- ном мире, при сохранении геометрии ми- роздания. Трехмерность пространственной картины мира, как и в Средние века, основывалась на геоцен- тричной, статичной и абсолютно симметричной моде- ли Птоломея и подмена в ней Бога на Богочеловека не изменила общего равновесия системы. Открытия Д. Бруно, Н. Коперника и И. Кеплера привели к усложнению пространственной структуры мира. Ге- лиоцентрическая модель, догадка о существовании бесконечного множества миров, принципиальный полицентризм движений небесных объектов лишила земной мир и человека прерогативы центра мирозда- ния, подорвала саму идею статики мироздания, от- крыла понятие бесконечности не в метафизическом, а в реальном физическом смысле. Вычисления Ке- плера орбит планет и выводы об их эллипсоидной форме разрушили симметрию космоса и лишили его тем самым одной из существенных признаков со- вершенного божественного образца. В космологию и в философскую картину мира вводится принцип самодвижения тел. И. Кеплер считал, что «ради со- зерцания, для которого человек сотворен, украшен и наделен глазами, человек не мог пребывать в со- стоянии покоя в центре; требовалось, чтобы он на земном корабле ради вящей возможности проводить наблюдения в годичном движении переносился в пространстве, подобно землемеру, меняющему свое положение относительно недоступных объектов» [5, c. 66]. В результате «Гармоничное равновесие че- ловека и божественно предзаданного… взрывается динамикой обнаруженных в нем разнонаправленных асимметричных энергетических потоков» [7, c. 50]. На новом этапе развития восстановление равновес- ного состояния человека и космоса происходило на территории, открытой еще стараниями ренессанс- ного богочеловека, который «К двум мирам, к миру ограниченному и посюстороннему и к миру непрехо- дящему и потустороннему, прибавился третий мир: мир художественной концепции» [3, c. 152]. После того как человек Ренессанса присвоил себе демиур- гические свойства Бога, человек ХVII в. наделил созданную им вторую реальность искусства онтоло- гическими свойствами божественного творения. Он не ограничился созданием модели божественного мира подобно своему предшественнику, а стал фор- мировать с помощью художественных средств саму реальность. Основываясь на двух разных сторонах человеческого естества, стихию чувственно-телесно- го и упорядоченность разума, он создал два парал- лельных варианта реальности — вселенную барокко и космос классицизма. Соотношение автора и творе- ния при этом, согласно А. Кудряшову, предполага- ли, что «Автор является лишь той силой, с помощью которого произведение возникает. Во главу угла по- ставлена сущность бытия, отраженная и интерпре- тированная самим произведением. Соответственно и смысловые аспекты такого произведения заложены в самой его конструкции, обретающей глубинную, онтологическую автономность и от воли его созда- теля, и от субъективности воспринимающего» [7, c. 59]. В результате в ХVII в. возникли два больших стиля, претендующих на всеобщность и обладающих своей ярко выраженной имперсональной системой языковых форм. В силу того, что эти стили сформи- ровались на базе единой объективной картины мира, в них много общих черт. К таковым относятся: ан- самблевое мышление колоссальными пространства- ми как отражение представлений о бесконечности вселенной; оперирование одним и тем же набором мотивов искусства античности и Ренессанса и апел- лирование к концепту «красоты» идеализирован- ной натуры классических форм; абсолют категории величественного, высокого, возвышенного (возвы- шенный замысел, большой стиль); аллегоричность как способ соединения мира трансцендентального и земного; театральность и иллюзионизм; психоло- гическое подчинение как способ взаимодействия со зрителем; кодификация и классификация всего и вся (разделение на высокие и низкие жанры). Обе си- стемы оперировали одними и теми же формальны- ми категориями, различаясь только количественным преобладанием одного или другого компонента. На- пример, в барокко рационализм конструкции скрыт за видимостью декора, а в классицизме выведен на поверхность, что не мешает мастерам классицизма пользоваться оптическими и перспективными об- манками (улица Росси). 14 У ч и т е л ь м у з ы к и 2 0 1 9 | № 1 ( 4 4 ) П еда го гические и и ск Усст воведческие и сследования Барокко строил свою вселенную, культивируя стихийные аспекты бытия и человека. В антиномии рационального и сенсуалистического барочная ре- альность опиралась на последнее. Для нее исход- ным моментом была концепция «живого космоса». Т. Кампанелла утверждал, что «Все вещи чувству- ют», а Д. Локк, что «Нет ничего в интеллекте, чего ранее не было бы в чувствах». И. Ньютон называл абсолютное пространство «чувствилищем бога», с помощью которого бог ощущает вещи. Концепция «живого космоса» естественным образом предпо- лагала бесконечную его изменчивость, в результате чего движение становится имманентно присущим свойством всех параметров системы. тип. Барочная модель — это движущаяся трех- мерность, воспринимаемая с точки зрения постоянно перемещающегося в пространстве и времени субъек- та. В основе ее механизма лежат процессы стреми- тельного отдаления трансцендентального верхнего уровня мироздания от низа мира земного. Антино- мии земного и небесного, почвенного и мистического, телесного и духовного, бытия и инобытия, конечного и бесконечного, преходящего и вечного предельно напрягается на разрыв, что ставит во главу угла всей системы категорию движения, как единственного способа преодоления центростремительных тенден- ций и восстановления целостности. На макроуров- не понятие движения находит воплощение в едином потоке космических стихий. На микроуровне чело- века высшей формой движения становится ирраци- онально-чувственное экстатическое прозрение бо- жественных сущностей, а низшей — многообразные процессы ветвления человеческих судеб и историче- ских событий. Мерность определяется тем, что пространство и время рассматриваются не как данности, а как про- цессы, «процессы, в которых есть прогресс и ре- гресс, рост и увядание, борьба и покой, качественные трансформации и необратимость времени, стимулы и цели» [9, c. 66]. В эпоху барокко «Пространство все более насы- щается временем, приобретая его стремительность и изменчивость» [1, c. 144]. Основным механизмом трансформации пространства во временной процесс является соединение противоположных сущностей на основе принципа антитезы. Процессуальность воз- никает во взаимоисключающем единстве трансцен- дентного пространства и конкретных пространствен- ных вариантов реальности, в борьбе пространства и материи и пр. Пространство мыслится в качестве су- ществующей до и вне материи абстрактной пустоты, стихии без координат, начала и конца. Его беско- нечность парадоксальна, как парадоксален афоризм Б. Паскаля: «Бог — шар, центр которого везде, а поверхность нигде». Материя обретает статус сти- хийной первоматерии, обладающей бесконечной потенцией творения. В целом, бесконечность бароч- ной вселенной подчеркнуто стереоскопична за счет «складок» и «изгибов» мироздания (Г. Лейбниц). Трехмерность барочного пространства-материи ха- рактеризуется следующими качествами: многона- правленность и многоцентровость, центробежнось и экстравертность, открытость и «относительная ясность» (Г. Вельфлин), вертикальная ориентация, единство, основанное на принципе субординации. Ее геометрическим символом является бесконечная спираль, а обобщающим образом — волна. Главной характеристикой барочного времени является его самодостаточная бесконечная измен- чивость — «Изжив себя вконец, рождает время время» — и тотальная относительность — «Весь- ма различны времена по временам: / То нечто, то ничто — они подобны нам» (П. Флеминг). «Мир в каждую историческую минуту не равен себе, а пребывает в постоянной трансформации» [6]. Те- кучесть времени становится единственным наибо- лее стабильным явлением в глобально неустойчивом мире. На вселенском уровне его процессуальность возникает как результат парадоксального соедине- ния божественного «времени без времен» и реаль- ного времени — «Одной длительности нашей жиз- ни достаточно для показания существования бога» (Р. Декарт). На уровне человеческого бытия — в устремлении человека от сновиденческой мимолет- ности реальной жизни («Жизнь есть сон», Кальде- рон, «Звук отзвука», Флеминг) к пробуждению в вечности. Непостижимость времени без ясной пер- спективы (Во времени живя, мы времени не знаем, Флеминг) соединена с его конкретной реализацией в развертывании истории человеческого рода или че- ловеческой судьбы («Но время это — мы!», Фле- минг) Реализация пространственно-временной модели барокко порождает, по мнению Ж. Делеза, «беско- нечное произведение и бесконечный процесс рабо- ты» [4]. ориентация. Исходным в определении места человека в м

Comments

You must log in to comment

×

Modal Header

Modal body